2020-11-12 19:00:00
Как Фет с Толстым толмачили

Братья по ремеслу, гиганты мысли 19-го века, Лев Николаевич и Афанасий Афанасьевич охочие до переводческой деятельности, в своё время распространяли самобытное чеченское народное искусство. В этнографическом сборнике грузинского издания 1868-го года Толстой обнаруживает чечено-ингушские песни. «Сокровища поэтические необычайные», - отзывается он в письме к Фету и отравляет их своему другу. Афанасий Афанасьевич берётся за их перевод:

Станет насыпь могилы моей просыхать, –

И забудешь меня ты, родимая мать.

Как заглушит трава все кладбище вконец.

То заглушит и скорбь твою, старый отец.

Спустя много лет Лев Толстой воспроизводит эту назму в двадцатой главе «Хаджи-Мурата», но уже в прозе. Вместе со своим другом они характеризуют этот жанр, как «стенания души» с чем трудно не согласиться.

«Высохнет земля на могиле моей, и забудешь ты меня, моя родная мать! Порастет кладбище могильной травой, заглушит трава твое горе, мой старый отец»

Учёные не были удовлетворены не той и не другой версией перевода, они не были настолько точны и успешны, однако главная их заслуга была в открытии. Русская публика открыла для себя однин из необычайных музыкальных жанров чеченской народной песни.

Подождите немного...
Ваша партнерская
ссылка всегда под рукой! Находясь на любой странице — просто нажмите на этот блок и поделитесь интересной информацией в социальных сетях либо скопируйте ссылку. Статистику переходов по вашей ссылке можно отследить в разделе партнерство

SMS